29 апреля 2021 г. 1487

Медицина постСемашко или как жить с выкопанным трупом

Регулярно на канале DiffDiagnosis выходят видеоподкасты, посвященные обсуждению актуальных и животрепещущих тем в сфере медицины. В них уже поднимались вопросы протестов медиков, тема COVID-19 и другие. 

В предпоследнем выпуске речь пошла о системе Семашко — советской системе здравоохранения, которая когда-то стала спасительной для истощенной революцией и войной страны. На фоне реформирования национальной системы здравоохранения вопрос актуальности системы, которой мы продолжаем пользоваться, особенно обострился. Многие люди до сих пор считает ее лучшей, но на самом деле ли это так? Не является ли последствия системы Семашко железными воротами между нами и качественной медициной? 

Эффективность системы Семашко в социалистическом государстве

Система Семашко создавалась для того, чтобы на глобальном уровне управлять человеческим ресурсом, ведь состояние здоровья населения было неразрывно связано с социально-экономическим положением государства. Медицина была нужна, чтобы люди физически могли выполнять пятилетки и восстанавливать страну. 

Нужно понимать, что в социалистическом государстве индивидуальность была скорее пороком. Человек был лишь одним из кирпичей, образовывавшим мощную крепость. Об эмоциональном состоянии населения никто не задумывался, поэтому и медицина не была пациентоориентированной. 

Прошло время, многое изменилось. Однако наша медицина продолжает действовать по принципу системы Семашко. Для сегодняшней модели государства она не просто неэффективна — она разрушительна.

Образование медиков в системе Семашко

Хорошим врачом в те времена становились не благодаря системе Семашко, а вопреки ей. Во-первых, поступить в институт было очень трудно из-за обилия факторов: наличие квоты и связей на кафедрах, высокий балл аттестата или результаты экзаменов и тому подобное. Во-вторых, система образования была очень репрессивной — будущие врачи воспитывались в очень жестких условиях. 

Между студентами и преподавателями отсутствовала эмпатия. Никто не учил будущих врачей культуре общения с пациентами и гуманности. С последствиями этого мы сталкиваемся до сих пор, когда встречаем черствых докторов, которые ничего не могут или не хотят объяснять пациентам. В-третьих, старая система не поддерживала молодых специалистов и уничтожала их как личностей. Еще одним весомым недостатком медицинского образования было то, что студенты выходили из института почти без практических навыков и знаний. Опыт лечения людей можно было получить в санитарных отрядах или уже на работе в больнице. Тогда не существовало центров с симуляциями, где можно было попрактиковаться. 

Карьера врача и отсутствие развития медицины в системе Семашко 

Чтобы сделать карьеру при системе Семашко, врач должен был принадлежать к определенной номенклатурной касте  — быть членом партбюро, иметь «звездную» фамилию или большие деньги. Если у одаренного специалиста не было этих данных, попасть в медицинскую элиту ему было очень трудно. 

Основным критерием качества медицины при системе Семашко был уровень смертности, поэтому об инновации и развитии методик речи почти не шло. Следили лишь за тем, чтобы пациент не чувствовал себя хуже. К сожалению, за несколько десятков лет почти ничего не изменилось. Чтобы получать приличную зарплату, врач должен стать «офицером медицины» и работать на полторы ставки в стационаре, участвовать в ночных дежурствах, иметь высокую квалификацию и тому подобное. Уровень сервиса и качество медицинских услуг остаются на том же уровне. Больницами руководят выходцы системы Семашко, которые болезненно или вообще негативно относятся к изменениям.

Как изменилась и еще изменится работа медицинских учреждений после автономизации 

В прошлом году в Украине началось глобальное реформирование системы здравоохранения. Новый подход является полным антиподом системы Семашко, ведь благодаря ему медицинские учреждения изменили свой юридический статус и стали автономными. Если при системе Семашко больницы были просто придатком государства, где команда и главный врач ничего не решали и существовали по решениям, которые принимаются «наверху», отныне они смогут свободно формировать свою внутреннюю политику, принимать решения, привлекать инвестиции, принимать стандарты или международные протоколы. 

Благодаря новому механизму финансирования многие больницы смогли наконец сделать ремонт и приобрести оборудование, повысить зарплаты медикам. Начала развиваться культура общения с пациентами, вырос и порог доверия к врачам. Все эти изменения уже имеют значительное влияние на первичный уровень медицины. На очереди — вторичный и третичный. 

Нравственная незрелость общества и «коррупционная привычка» — препятствия для изменений в системе 

Фактически, руководителем медицинского учреждения остается главный врач, от взглядов и решений которого зависит все. Хорошо, если он открыт к новому и стремится повышать качество услуг, предоставляемых больницей. Но не всегда это так. У власти во многих медицинских учреждениях остаются врачи-постСемашковцы. Часто они отвергают инициативы специалистов, пытающихся внедрить новые практики и протоколы. Это мешает реализации молодых врачей и является преградой для развития. 

Значительная часть общества, власти и даже некоторые врачи также негативно реагируют на изменения, поскольку считают, что система постСемашко идеальная и менять ее никак не нужно. Правда в том, что многие люди не могут или не хотят смириться с тем, что текущая система здравоохранения уже давно не соответствует современности. Наш технологический и экспертный уровень, сервис, состояние коммуникаций и логистические процессы остались на рубеже 30-летней давности — время это менять. Мы понимаем, что где-то за горизонтом есть более совершенные системы здравоохранения. Но также мы понимаем, что для нас они пока недоступны, потому что у нас нет знаний, навыков, денег и тому подобное. В этой ситуации нужно иметь смелость признать, что отечественная система здравоохранения находится в плачевном состоянии. И также нужно иметь смелость, чтобы учиться, выдержать все испытания и перейти на новый качественный уровень. 

Коррупционная привычка — еще одна преграда к изменениям, потому что медицина всегда была сферой, на которой легко «делать деньги». Отдельные лица, связанные с властью, и врачи осуждают медицинскую реформу, поскольку понимают, что она лишит их возможности положить в карман все то, что не так лежит. К сожалению, наши люди пока не научились работать честно. Для обычных пациентов взятки были и остаются почти единственным шансом получить более-менее качественную медицинскую помощь. Для врачей эти же «прямые оплаты» — способ выжить. Эта коррупционная привычка очень развратила отечественную медицину и почти убила ее. Но благодаря этому черному рынку она не разрушилась вообще.

Возобновлять или нет? 

Возвращение к системе постСемашко — приговор для отечественной медицины. Это как сделать огромный шаг назад и отказаться от современных методов диагностики и лечения. Врачи потеряют возможность получать достойную зарплату и перехотят развиваться. Руководители медицинских учреждений вновь будут привязаны к механизму финансирования, по которому деньги на оборудование и материалы надо будет все время просить у государства. Пациенты вспомнят времена, когда к ним относились пренебрежительно, когда за каждую справку надо было заплатить из своего кармана.

Нужны ли нам эти пережитки прошлого — риторический вопрос. Да, глобальные изменения почти всегда болезненны и требуют жертв, но они реализуются с дальновидной целью обеспечить здоровье нации. Поэтому не стоит оглядываться назад и вставлять палки в колеса медицинской реформе, поскольку изменения — к лучшему!

Источник: https://lb.ua/blog/andrii_penkov/460954_meditsina